Новости РСПМ и компаний

19.09.2023 Шок – это по-нашему. Российский и мировой рынок стали: 10-17 сентября 2023 г.


Да, признаться, такого на российском рынке стальной продукции давно не бывало! Консолидационная сделка, в результате которой в стране возник крупнейший производитель арматуры, а в ЦФО – так вообще чуть ли не локальный монополист, практически немедленно увенчалась взрывным повышением цен на эту востребованную продукцию.

Конечно, хотелось бы задать вопрос, на каком основании арматура должна теперь стоить 72 тыс. руб. за т, что почти на 25% дороже, чем всего полмесяца тому назад? Однако ответ, надо понимать, будет примерно такой. «Это потому, что есть такой фильм, «72 метра». Или вообще, «Патамушта гладиолус». Просто новоявленный рыночный лидер хочет и может наглядно продемонстрировать свои силы, влияние и могущество.

При этом, по слухам, как минимум, один крупный игрок на российском рынке арматуры готов поддержать этот почин. Другие производители пока выжидают, но, по мнению некоторых независимых дистрибьюторов, они тоже предпочтут присоединиться к ценовому пиршеству. Причем на другие виды стальной продукции, в частности, листовой прокат и трубы, этот скачок пока не распространяется. Или это просто пока?!

Вобще-то, это буквально классический пример злоупотребления монопольным положением. Свое веское слово по поводу новой инициативы должна сказать ФАС. Или Минпромторг, который просто в силу своих служебных обязанностей должен отреагировать на подобную инициативу одного из ведущих участников российского рынка.

 Наконец, наверняка не промолчат строители. Хотя они-то как раз могут обвинить во всем металлотрейдеров, которые закупали арматуру по 58 тыс. руб. за т (в августе), а теперь хотят ее продавать, скажем, по 75 тыс. руб. за т.

Так или иначе, некоторые клиенты предпочтут принять условия глав-поставщика. Поскольку арматуру в сентябре им брать необходимо, а перехватить уже негде и не у кого. Другие, имеющие запас хотя бы на месяц, будут выжидать. В частности, что скажут джунгли… то есть, конечно, в правительстве. Вот так неожиданно и для властей, и для рынка в целом начался необычный стресс-тест, острый эксперимент. И по его итогам можно будет сделать весьма важные выводы.

Например, о том, что чисто рыночные аспекты отечественной экономики из раза в раз становятся ее уязвимостями. Повышение цен на стальную продукцию в 2021 г. и сейчас, подорожание горючего, скачки валютного курса, вывоз капитала и т.п. – все это происходит по той причине, что кто-то хочет навариться с помощью относительно честных рыночных механизмов.

С другой стороны, как заявил президент на Восточном экономическом форуме (ВЭФ), деприватизации не будет. И возвращаться в советскую «псевдоплановую» экономику никто не будет. Тем не менее, вопрос о нахождении оптимального сочетании рынка и государственного управления экономикой не просто стоит на повестке дня. Он торчит там как Лахта Центр на фоне петербургского пейзажа. Но готовых решений здесь, к сожалению, нет. Их приходится искать на ощупь, методом проб и ошибок.

В целом российский рынок стальной продукции сейчас находится на развилке. У него впереди два возможных пути. Первый из них предусматривает повышение цен в четвертом квартале на все. Тогда арматуру следует рассматривать как предвестник более широких перемен.

Причем, помимо «хотелок» олигополистов-металлургов, у этого повышения будут и более объективные причины. Например, сохраняющийся относительно высокий спрос. Ограниченные объемы предложения из-за постоянных ремонтов на меткомбинатах. Высокие инфляционные ожидания, вызванные, в частности, продолжением спада на валютном рынке.

Если рубль в ближайшее время снова провалится до 100 руб. за доллар, рынок с большой степенью вероятности выберет первый путь. В Центробанке немного лукавят, заявляя, что для них нет никакой курсовой психологической границы. Просто они не могут ответить иначе, поскольку возникает риск целенаправленной атаки на рубль с целью провоцирования Центробанка на некие действия по защите курса. Но для бизнеса такая граница определенно есть.

Второй путь – это примерная стабилизация цен на стальную продукцию до конца года. Возможно, с небольшим увеличением стоимости некоторых категорий и непременно – с отступлением арматуры от объявленных высот.

В качестве индикатора тут опять можно использовать курс рубля. На ВЭФ неоднократно говорилось о его укреплении до 80-90 руб. за доллар. Реализация такого сценария должна немного успокоить рынки. Но вероятность здесь сложно оценить. Участники валютного рынка у нас действуют как истеричные белочки, а курсы скачут испуганными зайчиками. Непредсказуемо и невыразимо.

Центробанк РФ между тем повысил ключевую ставку еще на 1 п.п. – до 13%. Могли бы и не поднимать, но в последние недели немного возросла инфляция, так что особого выхода не было. Правда, при этом возникает устойчивое впечатление, что повышение ставки само по себе является мощным инфляционным фактором, помимо слабости рубля и подорожания топлива.

Однако здесь надо понимать, что у Центробанка нет иных инструментов, кроме как играться уровнем ключевой ставки. Как напомнила глава ЦБ Эльвира Набиуллина, меры валютного контроля и ограничения вывоза капитала – это прерогативы правительства. Причем в этих областях надо проявлять предельную осторожность, так как российская внешняя торговля сейчас осуществляется весьма причудливыми путями. Рубить сплеча слишком рискованно. Нужны, скорее, точечные индивидуальные воздействия в исполнении специальных органов.

Еще один важный момент заключается в том, что экономика масштабов страны очень велика и поэтому инерционна. Колебания ключевой ставки проявляются только с продолжительным лагом. Ее повышение будет означать ухудшение условий кредитования. Из этого вытекает сокращение инвестиций. Меньше станет спрос на рабочую силу, замедлится рост зарплат. Сузится потребность в инвестиционных и потребительских товарах. На рынках возникнет избыток предложения, а некоторые поставщики в конце концов начнут понижать цены. По инфляции будут бить дефляцией, пока она не сократится до искомых 4%. Вот тогда Центробанк скажет, что дело, наконец, сделано, и ставку можно опускать, а то экономика уже провалилась в спад.

Данный сценарий обладает рядом недостатков. Прежде всего, он предполагает, что никто со стороны не будет мешать проведению этой многомесячной комбинации. Но в нынешних условиях на это надеяться сложно. Вполне вероятно, что по курсу рубля как наиболее уязвимой точке будут наноситься новые удары извне. И что тогда – опять задирать ставку и начинать отчет сначала? А что тогда станется с реальным сектором экономики, для которого подобная борьба с инфляцией превращается в отнюдь не лечебное голодание?

Впрочем, в России голодание будет предписано далеко не всем. Оборонка, авиастроение, производство электроники, нефтегазохимия, фармацевтика, другие стратегические отрасли будут по-прежнему пребывать под опекой государства. Для них дешевые длинные деньги найдутся всегда, и в требуемых объемах. А все издержки борьбы с инфляцией, как ранее проведения СВО, мобилизации и т.д., и т.п. лягут на прочий бизнес. Хотя выживать ему не впервой, а в кризисных ситуациях как раз происходит отбор истинных лидеров.

На прошедшей на прошлой неделе конференции «Сервисные металлоцентры России» как раз достаточно много говорилось об эффективности. В частности, продвигаемая государством программа повышения производительности труда реально работает и дает результаты. Создаются системы кооперации, в рамках которых одни компании предлагают свои временно незадействованные производственные мощности, а другие – находят исполнителей на изготовление жизненно важной им продукции (зачастую, импортозамещающей), для самостоятельного выпуска которой нет ресурсов. При этом важную роль играет также координатор, который проверяет участников пула и гарантирует, что заказ будет выполнен качественно и в положенный срок.

Здесь можно немного утешить себя тем, что иных методов борьбы с инфляцией, помимо тех, что использует сейчас Центробанк РФ, в мире пока не придумали. Европейский центробанк на прошлой неделе тоже повысил ключевую ставку. Правда, только до 4,5%, но для Евросоюза это самый высокий уровень с 2002 г. А в США в августе вдруг скакнула вверх инфляция. По большей части, ее спровоцировало подорожание нефти, над чем американцы не властны, но теперь ФРС США в обозримом будущем точно ничего снижать не будет.

Но есть вообще способы победить инфляцию, не сваливая в штопор всю экономику? Такой вариант был реально реализован в США в 50-60-е гг. Однако для этого требуются жесткие граничащие условия. Во-первых, это низкие и стабильные цены на ресурсы (для России, кстати, это означает отвязка внутренних цен от мировых). Во-вторых, избыточное производство товаров, что не позволяет подниматься ценам на инвестиционном и потребительском рынке. В-третьих, возможность быстро запускать новый бизнес для оперативного закрытия ниш и масштабировать его, проходя путь от малого к крупному за считанные годы. Пожалуй, в нынешних российских условиях выполнение третьего условия сложнее всего.

В Штатах же первое условие похоронил нефтяной кризис 1973 г. Третье там худо-бедно выполняется до сих пор. А вот со вторым получилось интересно. Если в 60-70-е американские компании вели конкурентную борьбу путем повышения эффективности, внедрения автоматизации и новых технологий, то в 80-х спрос начали искусственно «надувать» путем кредитования, маркетинг и реклама стали важнее производства, затраты радикально сократили посредством перенесения мощностей в страны «третьего мира», а затем – в Китай.

Этот урок надо тоже учитывать. Российская реиндустриализация все-таки не может и не должна происходить только на рыночных принципах. Иначе точно попадем в какой-нибудь тупик.

Сейчас промышленность и строительство в западных странах находятся в депрессивном состоянии, потребление стальной продукции там уменьшилось. На мировом рынке стали продолжает доминировать Китай. Объем выплавки в августе там снизился на 4,5% по сравнению с июлем до 86,41 млн. т или 2,787 млн. т в сутки. Но это на 3,2% больше, чем в том же месяце годом ранее.

По данным компании Mysteel, в первой декаде сентября китайские компании начали снова наращивать выпуск стальной продукции. Поэтому все меньше шансов остается на то, что правительство КНР захочет и сможет ограничить производство стали в 2023 г. уровнем прошлого года. За восемь месяцев в стране было выплавлено 712 млн. т, то есть, за четыре оставшихся месяца нужно будет уложиться немногим более чем в 300 млн. т или 2,46 млн. т в сутки.

Пока признаков такого резкого падения производства в китайской металлургической промышленности нет. И если ничего не изменится, то китайский прокат будет по-прежнему идти на экспорт в больших объемах, а цены на стальную продукцию на мировом рынке останутся примерно такими же, как сейчас.

Хотя если китайские власти все-таки введут в ближайшее время жесткие производственные ограничения, это будет шок!

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе "Аналитика".

Приглашаем всех принять участие в деловых мероприятиях, запланированных на 2023 г. Гомель и Речица 21 и 22 сентября примут 12-ю Международную конференцию "Проволока-Крепеж". А 5-6 октября в Орле и Мценске в 12-й раз пройдет конференция "Медь, латунь, бронза: тенденции производства и потребления".

ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Поделись с коллегами:

Читать все новости
Искать в архиве

 

РСПМ в социальных сетях:

 Telegram VK Youtube Spotify

Сегодня: 16 июня 2024г.

вход в систему

Логин: Пароль:
Запомнить меня:

Регистрация | Забыли пароль?